СМИ

18 декабря2020

Интервью журналу «Философия отдыха», декабрь 2020г.

Группа «УНДЕРВУД»: «Нам всегда важна стартовая позиция»

Корреспондент (Корр.): История вашего коллектива началась в Крыму, когда свои песни вы пели на набережных и на крыше родного вуза. Вы уже тогда решили завязать с медициной или все же какое-то время работали по специальности?

Максим Кучеренко (МК): Тогда были странные времена. Это было чувство скольжения, желание вцепиться в плоскость истории. Еще было такое нечто фатальное, солнечное, юношеское, как будто жизнь уходит в песок, как портвейн из опрокинутой бутылки. Я посмотрел фильм Оливера Стоуна о группе The Doors, сделал какие-то свои выводы и подумал, что парни не просто так в 21 год собрались и сделали хорошую группу. И тогда мы начали, нам было 22. То есть, слагая и вычитая, делаю вывод, что большую часть жизни я провел все-таки в группе «Ундервуд». Даже мама моя мною гордится. Не далее как вчера она рассказывала обо мне в магазине «Оптика». Покупали маме модные солнцезащитные очки, мама их надела, стала импозантной и тотчас же прихвастнула перед продавцами. А что до медицины, так она всегда в моем сердце. В первую очередь, ее алхимическая часть. У меня есть иллюзия, что я знаю много о том, как устроены люди, хотя сам часто делаю какие-то свои человеческие ошибки.

Корр.: Попытать счастья в Москве вы решили по чьему-то приглашению или просто поехали наудачу? Как встретила вас столица, с чего все началось?

Владимир Ткаченко (ВТ): Официально нас пригласила компания «Снегири», но на самом деле мы приехали наудачу. Москва никого не ждет и не зовет. Москва съедает всех сразу, с костями, душами, мечтами и планами. Безжалостный город женского рода. Безжалостный настолько, насколько может быть безжалостной, скажем, неверная жена. Началось все со съемных квартир, тараканов, ментов, проверок документов. Если вам интересно, то метро «Нагатинская» вам может много рассказать о нашей Москве.

Корр.: Песня «Гагарин, я вас любила» из вашего дебютного альбома стала, по словам Артемия Троицкого, «первым культово-народным хитом». Как удается попадать в аудиторию, чувствовать ее?

МК: Это абсолютно интуитивно. Композиция всегда имеет свои силовые точки. Если чувствуешь, как вести линию напряжения по этим точкам, то что-то получается. Иногда хочется наплевать на все это. Иногда дичайше хочется взять чего-то у кого-то, так это вкусно звучит. Приходится бить себя по рукам. Мне всегда важна стартовая позиция, откуда начинается замысел. Если замысел меня не устраивает, я могу подолгу не вовлекаться.

Корр.: Что важнее в вашей жизни — стихи или музыка? Или одно от другого неотделимо?

ВТ: Песни важнее, я в этом профессионал, если можно так сказать. Я понимаю, как их писать и из чего они рождаются. В стихотворном творчестве я остаюсь любителем. Особенно остро это чувствую, когда читаю новые стихи своего друга Саши Кабанова.

Корр.: «Наша муза — смешливо-философствующая. В духе еврейских девушек начала ХХ века. Нам всегда нравились эстрадные подходы, в них симметрия и позитив. Скрестить симметрию классиков (Магомаев, Хиль) и асимметрию собственных сентенций — это уже эксперимент». Так вы сказали в одном из интервью. Как получается мешать этот коктейль? Как придумался такой стиль? На ком был проверен? И проверяется?

МК: В музыке действительно существуют коктейльная технология и изобретательская. Первая всегда коммерчески успешна. Вторая создает моду на саму себя и долгие годы трудится над успехом. Чайковский относился к первой категории, а Шостакович, появившийся на музыкальном Олимпе почти через 50 лет, — ко второй. И его Первая симфония (1925 г.) прозвучала в тот момент, когда симфоническая музыка была в упадке, и лет 15 никто ничего не создавал, и вокруг зияла пустота. Только едва уловимые отголоски Малера, и больше ничего. Что до нас, то в энциклопедии А. К. Троицкого мы причислены к инди-попу. И мы эксплуатируем все, что работает: изобретая, миксуя, заимствуя, перевирая и т. д. Но чувство времени и его пустот — это действительно важная штука.

Корр.: Несмотря на то, что группа «Ундервуд», в первую очередь, это песни, не возникало ли у вас желания сделать что-то более масштабное, театральное? Например, мюзикл или спектакль. Или снять собственный фильм… Ведь снимаете же вы классные клипы!

ВТ: Я это сделал. Мою оперу «Человек-Лук» вы можете послушать по отдельным сценам на моем телеграм-канале t.me/tkachenkovb или послушать целиком на ютьюб-канале «Ундервуда» с картинами восхитительной Елены Баренбаум.

Корр.: Как вы стали официальными послами благотворительной реабилитационной программы «Лыжи мечты»? И даже гимн для нее написали... В чем выражается ваша поддержка Фонда борьбы с лейкемией? И почему вдруг благотворительность?

МК: «Лыжи мечты» сейчас эволюционировали в новую организацию «Лига мечты». Тесная дружба с семьей Белоголовцевых, обмен идеями, попытка содействия, принесли оригинальный результат. Появилась песня, и ее поют люди по всей стране. Мне кажется, что эта добрая воля, сердцем которой является Наталья Белоголовцева, достигла своей цели. Сотни тысяч людей в стране не чувствуют себя брошенными. Я сейчас говорю не только о детях с двигательными нарушениями, но и об их семьях. Сейчас в стране работает порядка 30 филиалов, и «Лига мечты» расширяет свои реабилитационные программы, используя не только медико-спортивные протоколы, но и художественно-сценическую практику. В частности, группа «Ундервуд» стала инициатором работы с голосом.

Корр.: Вы ежегодно принимаете участие в акции «Тотальный диктант» — собственно, диктуете. А сами такой диктант напишете без ошибок?

ВТ: Мы участвовали, писали. Я три ошибки сделал. Причем такие неочевидные, лоховские.

Корр.: Как вы обычно отдыхаете? И где? Предпочитаете путешествия и приключения или пляжный отдых?

ВТ: Пляжный отдых терпеть не могу. Мне кажется, это какое-то внутреннее свинство — валяться на лежаке под зонтиком в «райбанах» с коктейлем в руках. Я это даже слегка презираю. Все остальное я уважаю. Особенно люблю рыбалку. Недавно был в Астрахани на рыбалке, и это было круто! Ловить сазана и сома в семь утра в абсолютной тишине — что может быть лучше? Только смотреть на скульптуры Микеланджело в музее.

МК: Мой отдых — это та самая утренняя минута, когда все куда-то расходятся, а ты лежишь себе и ничего не понимаешь. Потом просыпаешься, когда хочешь, и еще полдня никуда не торопишься. Меня с детства отец приучил к длительным пешеходным прогулкам, и я настолько предан прямохождению, что даже не имею водительских прав. Я обожаю своих друзей, веселую философию за умеренными возлияниями, люблю разглагольствовать о мироздании, расшариваться по любимым заведениям Москвы, между которыми я хожу пешком и встречаю себе подобных. Опять же спасибо папе. Еще я люблю в компании своей семьи или просто хороших людей куда-то ехать. У меня даже песня есть «Мы с пацанами едем в тур…», но она настолько неприличная, что я ее петь никому никогда не буду.

 

 

Вернуться в «СМИ»