СМИ

11 ноября2010

«Мы – думающая группа»

«У нас нет ощущения, что мы занимаемся музыкой», - утверждают лидеры группы «Ундервуд».
Группа «Ундервуд», известная в основном как дуэт крымских врачей - Владимира Ткаченко и Максима Кучеренко, не обладает такой популярностью, какой могут похвастаться некоторые отечественные группы. Между тем, на их счету - шесть альбомов, несколько хитов, включая знаменитую «Гагарин, я вас любила» и даже пара сборников стихотворений. В декабре прошлого года группа отметила 15-летие творческой деятельности большим юбилейным концертом, а уже в апреле презентует свой шестой альбом под названием «Бабл-гам». 
 - В последнем альбоме мы несколько отошли от того направления, которое было в предыдущих, - рассказывает Максим Кучеренко. - Мы попытались создать некое столкновение рок- и поп-музыки. К работе был привлечен саунд-продюсер Евген Ступка, который помогал нам принимать очень грамотные решения. Мы отсекли много лишнего, как по количеству песен, так и по их качеству.
- А как будет проходить презентация?
Владимир Ткаченко: Как раз сейчас думаем над этим. Точно не будем звать каких-то специальных гостей, как мы это делали на юбилейном концерте. Кроме пилотажной группы «Стрижи», мы споем с ними одну песню. Какую - пока не скажем.
- Все ли ваши песни пишутся с вдохновением? Или бывает такое, что приходится писать «потому что надо»?
В.Т.: В большинстве случаев вдохновение здесь вообще не при чем. Как показывает наш опыт и опыт наших коллег, иногда самая лучшая песня получается «под заказ». Неважно, внутренний или внешний. Порой приходят просьбы написать песню на определенную тему от каких-то третьих лиц. В заказных песнях нет ничего плохого. Большая часть классической музыки написана под заказ. Моцарт так писал, например, Бах. Важно просто много работать над этим и накапливать материал. Хотя творческие «энергетические ямы», когда ничего не пишется, тоже возникают. Но и они тоже нужны. В кардиологии есть такой термин, экстрасистола. И после каждой экстрасистолы нужна компенсаторная пауза.  Этакие «зубцы» и «пропасти» кардиограммы.
- А как вы вообще пришли к занятиям музыкой? Был ли какой-то импульс или просто однажды захотелось попробовать?
М.К.: У нас нет ощущения, что мы занимаемся музыкой. Есть ощущение, что мы делаем социальную работу на поэтическом уровне и в качестве рычагов используем музыкальную метафору. В нашем случае одна из музыкальных метафор - гитара Корнея (Владимир «Корней» Корниенко, гитарист группы), гитарное звучание в группе полностью на нем.  
- Сначала появляется музыка или текст?
В.Т.: По-разному, каких-то определенных схем нет. Вначале может появиться музыка, или стих, или вообще одна строчка или музыкальная фраза, иногда только идея. Я уже десятый год не могу написать песню «Второе сердце мужчины». Вроде бы идея есть, пытаюсь написать - а не получается. 
- Выступать больше нравится на больших площадках или в клубах?
М.К.: Все равно. Везде, где есть хороший звук и где есть люди.
- С годами работать друг с другом становится труднее или легче?
В.Т.: Это наша внутренняя кухня. Мы договариваемся между собой и стараемся избегать конфликтных ситуаций, которые неизбежно возникают в любом тандеме. Мы не выносим таких ситуаций на общий суд. 
 - А как происходит процесс создания песен?
 М.К.: Процесс создания песен - это процесс думания. Мы не увлекаемся легкими и доступными средствами реализации русского языка, блогами, например. Наверное, поэтому в процессе этого думания есть доля мощной энергетики. Как сказал Чарльз Буковски, «нужно писать короткие рассказы - в них больше всего ненужных слов». Вот мне кажется, что мы как раз работаем с такими ненужными словами, которые обретают новое сияние, новый смысл, и это очень здорово. Это похоже на азартную игру, мы будто соперничаем сами с собой с прошлых альбомов. И мы видим, что в музыке можно сделать больше, чем сделано, скажем, до 2000 года. Можно все пересмотреть и переделать.
 - Фанатизм по музыкальной группе: болезнь или нормальное явление?
В.Т.: В юности я фанател по двум группам, любовь к ним у меня осталась и по сей день. Их музыка для меня не обесценилась. В своем фанатизме я почерпнул многое из их музыкальной культуры, допустим, какие-то гармонические решения или работа со словом. Когда мы немного «обросли» своими песнями и стали говорить своим языком - на том этапе фанатизм нам помог. Так что в нашем случае он оказался достаточно продуктивным. Что касается внешнего фанатизма - меня он особо никогда не задевал и не привлекал. Конечно, если я люблю группу - то мне нравится, как она выглядит, в любом ракурсе. Но вообще, брать автографы или ходить на все концерты - для меня это не приоритетные вещи. Я был на двух концертах Маккартни и не думаю, что пойду на третий, если он состоится. Не потому что я стал меньше его любить, а потому что есть какие-то внутренние ограничения. Хотя, фанатизм по музыкальной группе - это, наверное, здорово. Это двигает шоу-бизнес вперед и это безумно радует самих музыкантов. Очень приятно, когда люди тебя любят и не скрывают этого.
 - Как близкие относятся к вашей творческой деятельности?
М.К.: Скорее, терпят. У нас же все «с ног на голову», об этом не раз рассказано и написано. Просто любовь расставляет свои акценты. Единственный плюс - с нами никогда не скучно. Ну, еще есть какая-то определенная ответственность. Мы не болеем никакими злокачественными формами алкоголизма или наркомании, которые, как правило, разрушают браки музыкантов. Но родные все равно, по сути дела, терпят. Чем более талантлив музыкант - тем больше его терпят. А у успешных музыкантов браки достаточно стойкие, они женятся один раз. Рок-музыканты, как правило, однолюбы. 
В.Т.: Рок-музыканты, несмотря на количество браков, любят всегда очень искренне.
 - Есть ли связь песен с местами, где они были написаны? Например, «Платье в горошек»...
В.Т.: Эта песня ассоциируется с конкретным городом - с Ялтой. Она была придумана там. Это четкая географическая привязка к определенному городу. Этакая «Асса» внутри нас. Там есть отсылки к этому фильму, цитаты из песен, фигурировавших в нем, из песен групп «Кино» и «Аквариум». Вполне конкретная история. 
 - А весна вас вдохновляет?
М.К.: У весны есть 2 периода. Первый - это когда только-только закончилась зима и начинается полный ноль - бесцветный, безвкусный, безвоздушный, пасмурный. Это «нужная» весна, потому что без ноля не бывает отсчета. А потом все начинает пахнуть, цвести, девушки раздеваются, температура воздуха от этого повышается, а не наоборот... И в связи с этим весна, конечно, мила и прекрасна. Вообще, самое лучшее время в Москве - это расцветшая весна и ранняя зима. 
- Многие ваши песни тяготеют к летной тематике - «Гагарин, я вас любила», «Истребитель №0»... Что тянет вас в небо?
М.К.: Есть земные группы, есть морские, а есть небесные. Небесная стихия - самая загадочная, она менее всего достижима, и когда человек попадает туда - он переживает сильнейшие впечатления.  Мы недавно полетали в аэродинамической трубе. Незабываемые ощущения, наблюдать за летящим человеком, а потом лететь самому... Наверное, самая великая мечта человечества. Ну и, конечно, по воздуху можно быстрее всего перемещаться, практически со скоростью мысли. А мы - думающая группа. 

Вернуться в «СМИ»
КОНЦЕРТЫ
  • 07 августа

    Москва Arbat Hall

  • 16 сентября

    Тула Concert Hall

  • 01 октября

    Калуга Паб Овертайм

  • 14 ноября

    Симферополь HAVANA CLUB

  • 04 декабря

    Москва Vegas City Hall

Полное расписание
НОВОСТИ
Все новости