СМИ

11 ноября2010

Интервью

- Буквально на днях у Вас выходит новый альбом. Расскажи немного, как шла работа над диском.
Владимир Ткаченко: Примерно так, как обычно проходит работа над альбомом. Сочинили песни-порепетировали-сели в студию-записали. В этой цепочке есть крупные звенья (вышеперечисленные), а есть и мелкие: поссорились-помирились-опять поссорились-позвонили саундпродюсеру-саундпродюсер приехал и начал всех мирить. Но эти мелкие звенья так же важны, как и крупные. Есть ещё звенья «нашли деньги на запись-потратили деньги на запись», самые земные звенья в этой почти небесной цепи.

- Удался альбом? Самим нравится?
Максим Кучеренко: Хороший альбом, за него не стыдно. Мы его достаточно долго продумывали, ровняли и взвешивали.

- Альбом доступен для прослушивания в сети. То есть вы нормально относитесь к распространению музыки в интернете и социальных сетях?
Владимир Ткаченко: Более чем нормально. Что ж тут ненормального? Пока в зомбоящике правят терминаторы, живые люди спускаются в виртуальные убежища и слушают то, что хотят.

- Будет большой тур в поддержку диска? Где планируете выступить?
Максим Кучеренко: Это Петрозаводск, Петербург и  Москва.  Ну, это всё гастроли к случаю. Рекорд-индустрия на наших глазах загнулась, и мы играем концерты не потому что альбом, а потому что мы - музыканты  и не играть не можем. Это наша человеческая радость и хлеб насущный.

- Вообще, легко ли Вам дается запись нового материала, или после 15 лет творчества все идет как по маслу?
Владимир Ткаченко: Отличная мысль! Я даже не думал про «по маслу». Надо устроить ребрендинг (или как это там называется у сильно умных менеджеров) бессмертной летовской песни «Всё идёт по плану» на «Всё идёт по маслу». Это очень в концепции сладкой буржуазной эстетики. По какому маслу, что Вы… По наждаку, как обычно…

- В группе часто менялись бас-гитаристы. И я, кстати, заметила, что многие команды, известные и не очень, часто басистов меняют и ищут. Почему так?
Максим Кучеренко: В нашем составе за все годы побывало около полусотни человек.  Басистов действительно на рынке больше всего.  Басисты это творческие гитаристы, они люди автономные и своенравные, как правило.

- В ваших песнях поднимаются довольно острые темы. Как Вы считаете, музыканты сегодня должны отражать в творчестве социальные проблемы или наоборот - отстранятся от них?
Владимир Ткаченко: музыкант, для начала, никому ничего не должен. Если он самодостаточен в том, что он делает, его политика интересовать будет настолько, насколько профессионального политика будет интересовать музыка, - то есть либо нисколько, либо совсем чуть-чуть. Другое дело, что есть гражданские позывы, и чем больше степень тоталитарности того или иного государства, тем больше эти гражданские позывы напоминают позывы рвотные. В конечном итоге, всё зависит исключительно от человека. Моцарту на баррикадах делать было нечего, а вот Бетховен сначала посвятил симфонию Наполеону, а потом рассвирипел и отменил посвящение. Это характер.

- Важно ли для вас общественное признание, первые места в чартах, приглашения на фестивали - «мировая слава», или достаточно тихого успеха у поклонников?
Максим Кучеренко: Одно без другого не бывает.  Любая «громкость» познаётся в сравнении с тишиной и камерностью. Для этого можно вспомнить акустическое выступление группы «НИРВАНА». Мне большие площадки нравятся не потому, что там людей много, а потому что там звук по другому работает, и энергетика другая. 

- А где группа больше популярна в России или на (в) Украине? И где Вам больше нравится выступать?
Владимир Ткаченко: да всё равно где выступать. Все места приятны. Где группа популярнее даже не знаю, наверно в России. Нас тут по радио вроде крутят.

- Есть ли такая песня, которую вы с особым удовольствием и чувством исполняете на концертах?
Максим Кучеренко:  Это может быть любая песня, которая разворачивает энергетику концерта. Это, обычно, либо очень тихая, либо очень громкая песня.

- У вас довольно много саундтреков. Они пишутся специально или находится что-то в запасе?
Владимир Ткаченко: да немного этих саундтреков. Я самостоятельно написал музыку к фильму «Откройте, Дед Мороз!», аранжировали с Корнеем. А в основном песни в фильмы тащат уже записанные. Специально ничего не делаем. 

- А в кино не хотели бы сняться и какую роль сыграли бы?
Максим Кучеренко:  У рок музыкантов с перевоплощаемостью беда. Им опасно быть кем-либо, кроме самих себя. Психологически трудно. Обычно все самих себя и играют. 

- 2011 в России объявлен Годом космонавтики. Что вы об этом думаете и ставите ли перед собой цели и задачи на год?
Владимир Ткаченко: Я не в курсе совершенно. Понятно, что это в честь юбилея полёта Гагарина. В этом году много ещё каких чудесных юбилеев. Можно было бы объявить этот год Годом Ванги или Годом Аркадия Райкина. Но перед первым полётом человека в космос меркнет всё, даже президентство Кеннеди и отмена фартинга. Я никаких задач никому не ставлю, в том числе и себе. Первенство России в освоении космоса уважаю и патриотически этим горжусь.

- Песня «Гагарин, я Вас любила» стала безусловных хитом. Как Вам кажется, почему это произошло?
Максим Кучеренко:  Я даже и не знаю. На это может быть много причин. Я сейчас  читаю книжку «Скрытый космос». Готовлюсь, так сказать, к юбилею.  Это дневники первого руководителя отряда космонавтов Николая Каманина. Подзаголовок его книги такой: «Гагарин вошёл в историю как первый человек в Космосе и сын Вселенной.  Мне, как никому другому известна роль случайности в этом событии. На его месте мог быть любой другой ». То же самое можно сказать и об этой песне: «любая другая».

- А в детстве вы космонавтами стать не мечтали случайно?
Владимир Ткаченко: Нет, не мечтали. У нас были более земные мечты – мы хотели стать принцами на, простите, голубых конях. Всё-таки в отрыве от женской мечты выражение «принц на голубом коне» приобретает какой-то двусмысленный оттенок. Лучше конь в яблоках. Конь в яблоках это так же круто, как и утка с яблоками.

- О чем сейчас мечтаете?
Максим Кучеренко:  Я уже давно не мечтаю.  Я планирую.  К счастью или к сожалению. О сладком мечтать можно. Чтобы мама торт «Наполеон» испекла.
Владимир Ткаченко: хочу спасти мир. Уже кое-что делаю в этом направлении - тренирую прищур, как у Брюса Уиллиса.

- Музыка ваша главная страсть или есть другие серьезные увлечения?
Владимир Ткаченко: Моя самая главная страсть - наблюдать и придумывать. В этом смысле я меньше чем музыкант, но больше, чем сонграйтер.

- Вопрос к Владимиру: Медицина сегодня вызывает у вас интерес? Не тянет поучаствовать в операции?
Владимир Ткаченко: нет, не тянет. Стула два, а попа одна, понимаете? Реанимация это очень серьёзное занятие для мужчины. И очень нервное

- Вопрос Максиму: У вас был опыт работы в опере продолжить не хотите? 
Максим Кучеренко:  Я всегда петь хотел, сколько себя помню. Артист же в опере должен петь очень хорошо. В нашем жанре можно голос подавать и так, и эдак - мы  поём через электрический контур. А в опере всё на виду, там используется минимальное усиление звука. Лет пять назад я стал заниматься у педагога оперным вокалом. Сейчас  регулярно беру 20-40 уроков в год. Появился у меня репертуар: Глинка, Свиридов, Моцарт, Чайковский. Зачем мне всё это - я даже и не знал. И пошли мы как то выпить к Андрею Макаревичу в гости. А там Градский у него в гостях сидит и рассказывает про свою оперу «Мастер и Маргарита». Я, конечно же, напросился и спел небольшую партию секретаря Понтия Пилата. У Булгакова этот персонаж проходит как Афраний, человек администрации Пилата.  Но Александр Борисович кое-что со сценаристами подправил, и на оперный свет появился, в общем, я как оперный певец. Я, думаю, мир оперы меня таким и запомнит.   

- 9 мая дата, которую в нашей стране особенно чтут. А что для вас значит этот день (и значит ли вообще)? И в истории Ваших семей с ним что-то связано?
Максим Кучеренко:  Я праздник этот с детства помню. Его, кстати, праздновать официально начали с конца 60х. Так вот, там был парад на первое мая, а потом День Победы. На первое мая был самый главный «кирогаз» граждан, и государство вкладывалось в него серьёзно, и люди зажигали масштабно. Парады, ракеты на Красной площади. Потом девятое мая - ветераны тогда моложавые были. На грудь принимали наркомовские 100 грамм, а кто и больше. Но это была уже «вторая» серия советских маёвок.
 Сейчас эти два события слились воедино. И ракеты, и 100 грамм, и тюльпаны. Этот праздник, конечно, подымает всем известный вопрос:  «Хотят ли русские войны?». Задайте этот вопрос товарищам. И на этот вопрос вы получите 10 разных ответов. Правдивы, как всегда факты: в Империи постоянно проливается чья-то кровь. Это и сегодня, и вчера, и вообще с 12 века. Геополитическое расположение России  определило эту страну как воюющую. Истрия России - это военная история. Каждая война оставляет нам имена как великих воинов, так и преступных бездарей. 
Практическая значимость 9 го мая вполне определённая -  обратить внимание на качество жизни пожилого человека в России.

Вернуться в «СМИ»
КОНЦЕРТЫ
  • 07 августа

    Москва Arbat Hall

  • 16 сентября

    Тула Concert Hall

  • 01 октября

    Калуга Паб Овертайм

  • 14 ноября

    Симферополь HAVANA CLUB

  • 04 декабря

    Москва Vegas City Hall

Полное расписание
НОВОСТИ
Все новости